01:07 

Однажды в Монте-Карло

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
Фанфик с нетрадиционным пейрингом. Но от этого не менее мною любимым.

Отдельное спасибо моему соавтору - Томасу Вейссу. Мы с тобой отлично пошалили.

Название: Однажды в Монте-Карло
Автор: Druella Black (Rosier) (Ариста-тян)
Соавторы: Thomas Weiss
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
Основные персонажи: Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт), Друэлла Блэк (Розье)
Пэйринг или персонажи: Друэлла/Том
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Фэнтези, PWP, AU
Предупреждения: BDSM
Размер: Драббл, 10 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Друэлла давно подумывала над тем, что вся её жизнь состоит из обыденных, совершенно одинаковых дней, повторяющих друг друга с завидной жестокостью. Это ей вконец осточертело и она решила отдохнуть. Конечно отдых предполагался не только от дома и вечных невыносимо противных домовиков, которых почему-то любил её муж.

Друэлла давно подумывала над тем, что вся её жизнь состоит из обыденных, совершенно одинаковых дней, повторяющих друг друга с завидной жестокостью. Это ей вконец осточертело, и она решила отдохнуть. Конечно, отдых предполагался не только от дома и вечных невыносимо противных домовиков, которых почему-то любил её муж. Это раздражало и бесило женщину не хуже упоминания грязнокровок.

И вот, сейчас, сидя за столом, и глядя на пришедшего к ним в гости Тома Риддла, всё вдруг стало до невыносимости очевидно. Ей хотелось отдохнуть и от Сигнуса и от дочерей, и не с кем-нибудь, а именно с этим холодным и таким притягательным Риддлом. Она даже почувствовала, как по телу прошлась тёплая волна возбуждения.

Еле дождавшись, когда Сигнус уйдёт в библиотеку за сигарами, она не спеша подошла к статному черноволосому мужчине.

— А, что вы делаете в ближайшие выходные? — спросила она мурлыкающим голосом, каким говорила редко, лишь для того, чтобы привлечь к себе внимание.

В последнее время Том довольно часто бывал у Блэков. Те зазывали его в гости и поили чаем с плюшками. Если так дело пойдет, скоро Том не будет пролезать в дверь. Это он так думал, а тем временем дела его шли не очень. Он был, конечно, на гребне успеха, но чувствовал, что закат его политической деятельности близок. Скоро ожидались выборы, и Том был на взводе, его все раздражали. Даже с Рэем отношения немного испортились, тот как всегда замкнулся в себе, а переживания Тома не слишком поддерживал. От этого у Риддла появлялись обидки, о которых он предпочитал молчать. Зато у Блэков ему радовались. Особенно Друэлла, его старая добрая сокурсница. Хотя попробуй он назови Друэллу старой, Авады не миновать. Да и выглядела Дру отлично, не смотря на троих дочерей, и возраст за тридцать. Вопрос её кстати завел в тупик.

— Что ты имеешь ввиду Дру? Что я делаю? По идее провожу время с семьей, с Рэем, — он криво усмехнулся. — Кажется, их пара Лестрейндж и Риддл всегда будет предметом подколов друзей. — А ещё, ты знаешь, плохо идут дела с этими выборами. Жизнь боль.

Друэлла дёрнулась при упоминании Лестрейнджа, её всегда раздражало это глупое, на её взгляд, расходование отличного мужского тела.

— Что тут не понятного? — раздражённо фыркнула она, жеманно передёрнув плечиком, от чего с него сползла бретелька, оголяя гладкую кожу. — Странное у тебя понятие семьи. Ну да ладно. — Женщина прошествовала за спину Риддла, и мягко положила тому руку на плечо. — Я предлагаю отдохнуть от тягот семейной жизни. — Она погладила его по тому же плечу, и приблизилась со спины почти вплотную. — Что скажешь насчёт того, чтобы поехать отдохнуть от быта?

Вообще, в Организации об их сложных отношениях с Лестрейнджем знал только Ближний Круг, и только он мог подкалывать Тома. Ну вопросами типа кто из вас королевой будет, когда они придут к власти. Правда, прикалывались они только тогда, когда у Тома было хорошее настроение. А вот кое-кто откровенно не понимал и говорил, мол жениться тебе барин нужно.

— А что всем так неймется, Друэлла? Ну не женюсь, не женюсь. Я Лестрейнджа люблю, — на этом месте Том помрачнел, ибо с Рэем что-то не ладилось. — Отдохнуть говоришь? А куда ты бы хотела? Надоело мне все, Дру. — Он посмотрел на женщину. Друэлла была ослепительно красива.

Та в очередной раз раздражённо фыркнула, и обошла Тома, оказавшись справа от него, и очень близко к столу, на который и присела слегка.

— Любовь — это посредственное, ненастоящее и глупое чувство, которого в принципе не существует, — она никогда в своей жизни никого не любила. Никогда и никого. Желание и страсть, сексуальное влечение и пылкий разврат, да, но не любовь. — Мне собственно плевать женишься ты или нет, это твоё дело. Но чтобы с Реем… — Она замолчала, заглядывая в тёмные, почти чёрные глаза сокурсника. Он всегда привлекал её, она часто даже мечтала оказаться с ним в одной постели, ещё в школьные годы, но тогда это было лишь мечтой, потому, как нужно было идти совсем другим путём. Она должна была охмурить одного из братьев Блэк и женить на себе, чем и занималась, чего и добилась. — Вот поэтому и говорю, что нужно отдохнуть. Вижу у тебя тоже перебор с отношениями, да? Надоело? Осточертело? Так давай сорвёмся вместе и махнём в Монте-Карло? — Друэлла вновь прикоснулась к плечу Риддла, всё так же не отводя глаз. — Что скажешь?

В некотором роде Том восхищался Друэллой. Она от жизни брала, не думая о рефлексии, в отличии от самого Тома. Тот, не смотря на некую непробиваемость мифическую, обладал тонкой душевной организацией. И, конечно же, отношения с Рэем она не понимала. Иногда Том думал, что она вполне так неплохо могла бы зажечь с ним. Если бы Том был свободен, все могло бы быть. А вот то, что он устал — это было на сто процентов. Рутина затянула его, и это раздражало. Долой обывательство.

— Дру, тебе я отказать не могу уж точно. А тебя муж отпустит? — и да, кажется, Друэлла его клеит. Том усмехнулся, а это было бы забавным. Вообще легкий флирт прекрасен.

Проведя наманекюреным длинным ноготком по подбородку Тома, Друэлла усмехнулась.

— Да кому он нужен? — отмахнулась она, и кончиком языка пробежалась по нижней губе. — Он даже не заметит, что меня нет. — Тут она раздражённо дернулась, осознавая, что права на все сто процентов, что так всегда и бывает изо дня в день. — Он ни на что не способен, когда рядом Цисси, Меди и Белл. — Так что, только тебе осталось отпроситься, — она сделала акцент на последнем слове, — у Рея. — И загадочно улыбнулась.

— Бедный Сигги, — усмехнулся Том. Про огромные рога Сигнуса Блэка уже ходили легенды. Но что позволено Юпитеру, не позволено быку. Друэлла была слишком прекрасна, чтобы кто-то мог сказать про неё гадость. И в Ближнем Круге в том числе, хотя шутки про оленя Сигнуса ходили задорные. Но это были проблемы Сигнуса. — Меня Рэй всегда отпустит. Королева всё-таки я, — усмехнулся он. — А вот Монте-Карло отличная идея. Я готов сорваться туда хоть сейчас.

— Отлично! — воскликнула Дру, и подскочила на месте. — Эльф! — Яростно крикнула она, и через мгновение уже могла лицезреть перед собой маленькое неуклюжее создание с огромными ушами. — Доложи своему хозяину, что я уезжаю. Собери мои вещи, и аппарируй их вниз.

Что-то внутри женщины дрожало от напряжения, а возможно от предвкушения, потому, как оказаться рядом, и так близко с Томом, она и не мечтала. Вот теперь можно будет расправить плечи, и почувствовать себя по-настоящему свободной, рядом с достойным мужчиной. Плевать, что он говорит, что любит Лестрейнджа, ей всё равно, она обязательно добьётся своего, и уложит в свою постель. Не будь она Друэллой Блэк.

— А, что Том, я готова. Отправляемся.

Друэлла была дамой решительной, и проблему решила вмиг. Том и опомниться не успел, как она уже была готова к путешествию. Риддлу подобное нравилось, ибо до ужаса надоело то, что он решает всё, а в Организации вечно задают глупые вопросы. А вот с Друэллой можно расслабиться и, наконец, отдохнуть от мира. Забыть о выборах, об обидах на Рэя, о том, какие идиоты сидят в Министерстве. Просто жить и радоваться жизни, тем более в Монте-Карло. У Друэллы правда ещё были кое-какие планы, но Том этому не придал значения. В конце концов чай он не целка, чтобы ломаться, как говорили в его приюте. И от тамошнего воспитания он не мог избавиться даже во взрослом возрасте.

— Дру, ну ты даешь, ты уже решила всё. Аппарируем тогда или через камин?

Оглянувшись через плечо и кокетливо улыбнувшись, Друэлла сказала:

— Ненавижу камины, они наводят одну лишь грязь, — В глазах её горел откровенный огонь, который скрыть она и не пыталась, в конце концов Сигнус не мог удовлетворить её страстную натуру, а Томми мог. Она знала, что это выйдет у него не смотря ни на что — это была её интуиция. Внизу живота образовался жар, который требовал, чтобы его потушили. — Предпочитаю аппарировать.

Она подошла медленно, медленно к Риддлу, и со всей нежностью, на которую была способна, провела тонкими пальчиками по его щеке, под конец чиркая острыми ноготками, и почти оставляя красные следы.

— Идём, — быстрым движением палочки она леветировала свой чемодан к выходу, и схватила мужчину под локоток, вытаскивая его на улицу.

Том с интересом посмотрел на Друэллу. Какая она все-таки молодец, да и, к тому же, просто красавица. Была только одна небольшая проблема, которую Риддл никогда бы вслух не озвучил. Он немного боялся красивых женщин, тем более таких страстных. Ведь надо было быть на высоте, перфекционизм мешал Томми даже в столь интимном деле. Да и сам Том был скорее бисексуалом, то есть в принципе с женщинами он мог, если бы не боялся. А вот прикосновение Друэллы ему даже понравилось, было в этом что-то такое возбуждающее.

Том растянул губы в улыбке, и посмотрел в глаза Друэллы.

— Идем, конечно, Дру.

***


В Монте-Карло они оказались довольно быстро. Город встретил их огнями, уже стемнело, и единственная их задачей теперь было найти гостиницу.

— Дру, зря мы не озаботились об этом, — сказал Том, когда в очередной гостинице сказали, что мест нет. Наконец, гостиница была найдена. Цену за номера заломили несусветную, но Тому было всё равно. Чего, чего, а денег у него было достаточно. Зато оказалась другая проблема — в гостинице был всего один номер с двуспальной кроватью.

Так хотелось казаться состоятельной и самодостаточной, но почему-то никак этого не получалось. Все было не так. Когда они покидали очередную гостиницу, где им отказали в номерах, она уже готова была достать палочку и пытать регистратора непростительным. Хотя можно было обойтись и без этого, она знала такие проклятья, которые могли причинить не меньшую боль. Но Том был спокоен, чем удерживал, если бы он только это знал, Друэллу от опрометчивых поступков. И всё же его слова о том, что она неозаботилась этим, поспешив, почему-то приняла на свой счёт. Они задели за живое, разбудив в ней разъярённую львицу, так и рвущуюся всех порвать, и съесть.

Наконец им удалось заполучить весьма не плохой номер с огромной двухспальной кроватью, что обеспокоило Риддла, но безгранично обрадовало саму Блэк.

— Не дёргайся ты, — хмыкнула Дру, глядя на нахмурившегося мужчину, стоящего посреди светлой комнаты. — Я не собираюсь тебя насиловать. — «Пока» — Мы просто поспим. Возможно завтра. — Ей в голову вдруг пришла отличная идея, как можно скинуть напряжение и одновременно расшевелить Тома. — Сейчас я переоденусь, мы пойдём выпьем в баре и потанцуем. — Она прошествовала по направлению к ванной, палочкой расстёгивая молнию на платье. — Или ты против? — Друэлла знала, что у неё невероятно прекрасное тело, которому никогда не дашь прожитых лет, и она может дать фору любой малолетней пустышке. Поэтому она, совершенно не стесняясь, скинула платье к ногам и, перешагнув через него, открыла дверь ванной.

Том не успел открыть рот, как Друэлла уже на всё согласилась, а возражать уже было поздно. Том очень не хотел выглядеть смешно. Он криво улыбнулся и кивнул портье. Теперь ему предстояло жить с Друэллой в одной комнате. А та была настроена решительно, Блэки не сдаются просто так, а Друэлла слишком долго с ними прожила, чтобы соответствовать. Хотя, Розье «тёмному» семейству ни в чём не уступали. Интересно, что сказал бы Колин на то, что Друэлла его откровенно соблазняет? В юности он бы набил Тому рожу, как это тогда случилось с Альфардом, но поскольку Друэлла была уже девушкой самостоятельной, единственное, что Колин мог сделать — это устроить истерику. Но, зная бывшую Розье, итог бы был плачевным.

Они направились в номер, и Том было дело обиделся на реплику Друэллы.

— Ты настоящий мужчина, Друэлла, что не хочешь соблазнить невинную девушку, — передразнил её Том. На самом деле он знал, чего хотела Друэлла, и тоже включился в игру. Изменять он пока не собирался, а вот опасно пофлиртовать с Дру он бы хотел. В конце концов, надо ему отвлечься от всего, в том числе от Рэя?

А вот дальше Друэлла сделала одну интересную вещь. Она скинула вещи, и осталась голой. Том покраснел, и уставился в стену. Он чувствовал себя школьником.

— Ты меня смущаешь, Дру, но, конечно, же пойдем потанцуем.

Том старался не смотреть на Друэллу, рассматривая цветочки на обоях. В голову лезли не слишком приличные картинки, хотя, почему-то, он чувствовал себя скованно. С мужчинами такого не было, с Рэем Том что только не испробовал, а вот с красивой женщиной он чувствовал себя стеснительной малолеткой.

— Совращать тебя? — наиграно удивилась Друэлла, обернувшись в пол оборота и, совершенно наглым образом, выставляя на показ свою упругую грудь, которая упорно стояла не смотря на три беременности и роды. — Мерлин, Том, для чего бы мне это нужно было? Ты же сказал, что любишь Рея. — Она лукаво улыбнулась. — Или ты желаешь, чтобы я доказала тебе, что способна на большее, нежели твой раб, о Королева?

Тем не менее, она не стала подходить к мужчине, хоть и чувствовала невероятную необходимость в этом. Она лишь лёгким движением откинула золотые пряди свои волос за спину и, как бы невзначай, задела ноготками за сосок.

Том краснел, как девица, хотя никто бы не поверил, если бы узнал. В реальной жизни он предпочитал играть роль серьёзного лидера, которому чуждо всё человеческое, по крайней мере, так старался. Конечно, на товарищей из Ближнего Круга это не распространялось. Столько лет вместе, они знали всю подноготную Томми. Но в жизни он был достаточно суров, холоден и, почему-то, многим это нравилось. Маска лицемерия к нему здорово приросла. Но вот в личной жизни Том предпочитал расслабляться, и ему был не чужд некоторый мазохизм, да и игры в подчинение его тоже возбуждали. Было в этом что-то безумно заводящее, когда в жизни тебе надо быть доминантом, зато в постели всё наоборот. Наверное, поэтому он больше предпочитал мужчин, женщины редко когда могли дать ему то, что нужно. Хотя, Друэлла — женщина страстная, кто знает.

Друэлла кстати ничуть не смущалась своей наготы, только кокетничала с ним. Том же старательно отводил взгляд, чтобы не смотреть на её прелести, хотя посмотреть там было на что. Любой бы мужчина отдал бы многое, чтобы оказаться на месте Тома. И уж он бы не терялся, когда предлагают.
— А ты уверен, что Рэй — мой раб? Может, наоборот? — лукаво спросил он. — А ты с какой целью интересуешься? — Но тут Друэлла начала подходить к нему. Том попятился, и внезапно наткнулся спиной на стену. — Э, Друэлла, ты же вроде замужем, я вроде как занят.

Это было забавно. Миссис Блэк рассмеялась, так звонко, что звякнула хрустальная люстра под потолком. Так смешно было наблюдать за этим мужчиной, что пытался по жизни казаться суровым и расчётливым, пугая всех своей тёмной строной, которая была лишь маской.

— Ты раб? — ещё несколько шагов, и она, почти полностью обнажённая, оказалась совсем близко с Риддлом, открывая его взгляду плоский животик и округлые соблазнительные бёдра, что покачивались при каждом её шаге. — Мне это даже больше нравится. — Она облизала пухлые губы, и заглянула в пылающее лицо Тома, который всё ещё старательно отводил взгляд, чтобы не разглядывать её совершенную красоту. — Меня уже давно не интересует, что я замужем. Неужели тебя это так пугает? — Она провела указательным пальчиком по его подбородку, а затем неожиданно, даже немного неожиданно для себя, прикрикнула: — Немедленно посмотри на меня!

Друэлла не останавливалась, она напирала на Тома, и вот он оказался прижатым к стене внушительным бюстом Друэллы, и та была настроена очень решительно. Было довольно интересно играть в такие странные игры, это его заводило, ведь что ни говори иногда постоянный партнер приедается. Ты знаешь его все привычки, что он любит, и что не любит. Вы давно уже испробовали всё, и иногда становится скучно. С Рэем Том действительно испробовал всё, что только можно, исключая разве что действительно опасные вещи. Рэю подобные игрища нравились, к тому же он почти всегда был верхним. Том не любил быть активным в постели, а вот окунуться в бездны мазохизма — это всегда пожалуйста.

Насчет раба, Том усмехнулся.

— А ты как думаешь, Друэлла? Меня не пугает совсем. Мы люди со свободной волей, не правда ли? — прикосновение Друэллы было словно удар током. Том посмотрел в глаза Друэлле, и спросил: — А если не посмотрю, то что?

— Я отшлёпаю тебя, — усмехнулась женщина, и потерлась сосками о его мантию.

Она порой сама себе поражалась чувствуя, безграничное вожделение, которое сжигала все внутренности, заставляя делать невероятные вещи. Слова Риддла разожгли пожар ещё сильнее, она всегда любила доминировать, и эта игра нравилась ей, как никакая другая. Но сейчас возможно стоило приостановиться, потому, как рыбка может сорваться с крючка. И откуда только в ней эти мерзкие маггловские мысли?

— Томми, пожалуй тебе стоит переодеться тоже, прежде чем мы двинемся в бар, — она резко сдёрнула мантию с его плеч, и пробежалась шаловливыми пальчиками по почти невидимым пуговицам рубашки, оставляя за собой раскрывающиеся края.

— Ну так что тебе мешает? — Том немного наклонил голову, и посмотрел Друэлле в глаза, а потом прошептал эти слова в губы, словно дразня её. На самом деле ломаться и строить из себя верного семьянина ему тоже нравилось. Было в этом что-то такое, что жутко нравилось Тому. Вначале корчить недоступность, а потом сдаваться под напором. Прекрасная стратегия, не правда ли? Можно делать вид, что тебе это не нравится, а потом сдаваться под напором, получая при этом удовольствие. Интересно, нравятся ли подобные игры Друэлле? Темный Лорд надеялся, что да. Интуиция его никогда не ошибалась до этого.

Когда Друэлла сказала про переодевание, Том даже немного обиженно и разочарованно посмотрел на неё. Но потом она стала раздевать его, и он понял, что это тоже элемент игры.

— И что же ты хочешь лично меня переодеть? Кстати, Друэлла, скажи, в чем кайф соблазнять меня? Человека, который вроде женщин не любит?

Она до сих пор чувствовала его дыхание на своих губах, и загоралась от этого всё сильнее. Вот уж не остановишь её, если она зхочет чего-то, сейчас она хочет оказаться сверху на этом жеребчике, оседлывая его.

— А ты не любишь женщин? Я не знала, — Друэлла на мгновение замерла, как бы обдумывая что-то. — Кстати я вовсе тебя не соблазняю, разве это так выглядит? — И противореча своим словам она быстрыми, почти невесомыми движениями расстёгивает ремень на его брюках. — Если это так, то ошибаешься. — Дру лукаво щурится и облизывает губы с придыханием потёршись об обнажающуюся грудь Риддла.

Друэлла знала себе цену, и потому заливисто рассмеялась на слова Риддла, тем не менее продолжая поглаживать член своего теперешнего партнера по сексуальным играм. Ох, как же она любила это: жесткий секс с использованием сторонних казалось бы сексу предметов. Стон мужчины взбудоражил её, а выбравшаяся из заточения рука быстро стянула с него брюки. Тут было на что посмотреть, и поэтому она нетерпеливо облизнула полные губы, уже приготовившись пустить в дело свой быстрый язычок. Но последние слова Тома позабавили её, и она решила продолжить игру, в конце концов вся суть была именно в игре, в прелюдии, а не в сексе, который хоть и приносил наслаждение, но не был чем-то прямо уж будоражащим. Сразу вспоминались быстрые перепихоны, иначе не назовёшь, в темноте и в одной позе с мужем.

— Ах, да, совсем забыла, — лукаво сверкнув глазами, как ни в чём не бывало, пропела Дру, отстраняясь, и выскальзывая из крепких рук Риддла. — Мы ведь собирались выпить и потанцевать. — И она двинулась к ванной, слишком похабно виляя бедрами. — Люблю танцевать.

Вообще, Том отлично понимал, что это самая настоящая измена, и неизвестно, простит ли его Рэй после этого. Хотя, Том про себя хмыкнул, после определенных действий он его точно простит. Том не чурался всяких интересных игр, и собственно говоря его возбуждала боль. Том никогда особо не копался в причинах этого, ибо принимал себя таким какой он есть. Любит он игры в подчинение, какое кому дело? Любит он быть снизу, может быть и не слишком по-мужски, но ему нравилось. Любил Том и связывание, и игры в изнасилование, но об этом, по понятным причинам, знал только Рэй, с которым он это и практиковал. Страсть, смешанная с болью — адская смесь, не правда ли?

Ну и любимая его игра — ломаться аки барышня. Отстранив Друэллу, он думал, что та поймет и продолжит дальше. Она же его отпустила, Том быстро привел себя в порядок и решил игру продолжить. Лёгким движением он схватил Друэллу за руку, а потом притянул к себе.

— А зачем нам куда-то идти? Мы что не можем потанцевать здесь? — Том схватил её за плечи, и решил поцеловать ещё раз, только более нежно.

Почти дойдя до двери в ванную Друэлла была остановлена наглым и резким движением со стороны Тома. На губах её заиграла таинственная улыбка, когда он к ним приник нежным поцелуем. Но Дру не хотела нежностей, поэтому она перехватила инициативу, страстно вжавшись всем телом и, углубив поцелуй, с остервенением стала кусать губы Риддла в кровь. Её солёный привкус привёл женщину в восторг, и она готова была, как вампир вобрать её в себя. Как же ей таких игр не хватало, всегда не хватало. И именно из-за этого она не чуралась изменами, хотя, сказать по правде, она их таковыми не считала, подумаешь пару тройку раз разрешила себя поласкать, еще с десяток раз раздвинула ножки, с кем не бывает.

— Я люблю зажигательные танцы, — оторвавшись от податливых губ, сказала Друэлла. — Угонишься ли ты за мной?

Вот странно, Том женщин не очень любил, точнее предпочитал любоваться ими на расстоянии. Женщины у него не было уже давно, с самой Румынии, там он жил с весьма аппетитной ведьмочкой, с которой ему было хорошо. Сексуальное желание было, хотя она была чересчур женственна. Том вдруг подумал, что в женщинах его возбуждает страсть, доминирование, ему никогда не нравились нежные, милые и податливые. Если уж он спал с женщинами, то они должны были быть доминантными и страстными. И Друэлла была такой, и что там говорить Тому льстило, что она была красивой, тщеславие — его вторая натура.

Несколько минут они целовались как школьники, Тому казалось, что кровь бурлит в его жилах, и это было прекрасно. Крепко обняв Друэллу, Том водил по её телу руками. Особенно ему нравилась её мягкая упругая грудь.

— Танцы говоришь? — Том чуть подхватил Друэллу, и покружил по комнате, — Знаешь, твой Сигнус идиот. Упустить такую красивую женщину.

— Сигнус идиот, — весело залилась смехом миссис Блэк, которой кружиться нравилось всё больше и больше. Она чувствовала, как сердце заколотилось, гоня горячую кровь по венам, заставляя дыхание учащаться, а грудь порывисто вздыматься. Она ухватила Тома за плечи и вонзила в них свои острые ноготки, ногами же встав на носки его туфель.

— Сигги слишком нежен, и привык жить с мамочкой, — хмыкнула она, проводя коленом между движущихся ног Риддла, — Для него наивысшим наслаждением было припасть к её большой груди и смаковать молочко. — Дру истерично рассмеялась, почему-то ей представилась картина, когда взрослый Сигнус мнёт своими холенными руками большие груди своей матери. От этого она почувствовала сочащуюся, как сумасшедшая, влагу между ног.

В одно мгновение женщина остановила вальсирование и, вцепившись ногтями в запястье, потащила Тома к кровати. Мгновение, и она повалила его на неё, начав яростно стягивать остатки одежды, при этом утробно урча, и покусывая губы.

Про огромные рога Сигнуса давно ходили всякие шуточки, впрочем, при Друэлле они обычно не говорили ничего. Мадам Блэк была женщиной суровой, чуть что сразу Аваду, как говорили у них в Организации. Но все в основном считали Сигнуса и правда идиотом. Жена откровенно у него гуляла, а он на это мало обращал внимание. Он всегда был таким. В молодости Сигнус был слишком погружен в себя, не замечая ничего вокруг. Блэки вообще были странные люди, и виной тому века инцеста. Оно и не удивительно, что среди Блэков количество идиотов повышено. И Друэлла кстати тоже так считала. Например, её старшая дочка Белла пошла в блэковскую породу, что очень раздражало саму Друэллу.

Друэлла вонзила ногти в плечо Тома. Это было больно и… приятно. В обычном состоянии Том боли боялся и избегал, но в возбужденном он заводился ещё больше, хотелось ещё, чтобы ощутить весь спектр эмоций.

— Он такой жалкий, Дру, как ты от него смогла родить детей? — хмыкнул Том, — Он же не достоин тебя. Кстати, как он в постели? — Друэлла зря времени не теряла, и, схватив Тома за запястье, потащила к кровати. Ему нравилась её инициатива, заводила его ещё больше. Повалив его на кровать, Друэлла начала его раздевать, а он наслаждался этим процессом. Было в этом что-то такое очаровательное. — Друэлла, ты знаешь, я люблю боль, — прикрыв глаза сказал Том.

Сорвав одежду с Тома она схватилась за палочку, которая, непонятно как, оказалась у неё в руках. Использовать волшебство порой было скучно, но сейчас в её глазах горел огонь вожделения, и она хотела как можно скорее отдаться страсти.

— Сигнус жалок, это верно, — пробормотала она, наколдовывая верёвки, и связывая Тома по рукам и ногам. — К несчастью пришлось стараться родить наследника, но эта мерзкая тварь Вальбурга прокляла меня. — Дру была уверенна в этом, и поэтому злилась на сестру мужа, сгорая от ярости в её присутствии. Сейчас же это побудило впиться ногтями в кожу на груди Риддла, и провести по ней, оставляя длинные царапины, из которых тут же выступила кровь. — А в постели он ноль без палочки. — Она расхохоталась, и принялась горячим влажным язычком зализывать оставленные ею раны, при этом прижимаясь к телу мужчины пышной грудью. — Ноль… без палочки… его палочка смехотворно мала… и это если сравнить с достоинством Ориона… — Рот самопроизвольно заткнулся, когда она обхватила им возбуждённо стоящий член связанного Тома. Друэлла несколько раз провела губами по нему, вбирая его глубоко, а затем стала ужесточать ласку, стискивая на нём зубы.

— Томми кто же не любит боли? — хмыкнула она, наконец оторвавшись от плоти, и потеревшись всем телом о тело мужчины.

Друэлла отлично поняла, что нужно Тому. Она была явно искушенной женщиной, и угадала его желания. Самое прекрасное на свете — найти того, партнера, который поймет тебя с полувзгляда. Жаль, Сигнус женился на Друэлле, Том бы с удовольствием сочетался бы браком с юной Розье. Но на тот момент Том был нищебродом без перспектив и денег, и Друэлла вряд ли бы рассмотрела его даже в качестве ухажера, не смотря на все его таланты. Зато сейчас спустя много лет они просто трахаются, не задумываясь о сакральном смысле происходящего.

Зато Друэлла начала откровенничать. То, что Сигнус был плох в постели, Том подозревал. Ну не будет от хорошего мужа гулять жена, а Сигнус был жалок, что уж там говорить. Зато Друэлла в удовольствиях себе не отказывала. Она связала Тома по рукам и ногам, и Том сразу же расслабился. И это же спровоцировало новый прилив возбуждения. Физиология его была такова, что расслабиться по-настоящему он мог только, если его связать. В беспомощном состоянии он мог ни о чем не думать и просто наслаждаться. А дальше Друэлла провела по груди, оставляя следы, и все это передавалось в качестве фейрверка в мозг. Том застонал, потом заметался в сдерживающих путах. Волна возбуждения прошла по всему телу, отдаваясь в мозгу.

— Дру, ещё! Мне так хорошо!

Друэлла замера над телом Риддла в предвкушении будущих действий, которые уже крутились пёстрой чередой у неё в голове, и которые заставляли её саму стонать от удовольствия. Она любила подчинять, любила быть во главе, это будоражило кровь, впрыскивая в неё адреналин.
Взмах палочкой и в руках уже сверкает блёстками плётка. Почему на ней были эти вульгарные искры она не знала, по все видимости магия прочла таким образом её возбуждение, отразив всё по своему. Дру хмыкнула, и с силой хлестнула мужчину по плечам. Она больше не могла терпеть, все внутренности кричали о том, что им не хватает чего-то рядом с ними.

— Ты такой озорник, Томми, — пылко выдохнула она ему в губы, наклоняясь близко-близко. Соски её тёрлись о его грудь, вызывая дрожь во всём теле. — И почему вместо Сигнуса не можешь быть ты? — Сказала она несколько мечтательно, а затем резко насадилась на его член громко застонав, почти закричав от наслаждения. — Да! Да, плохой мальчик!

Она стала резко насаживаться на него, хлеща при этом Риддла плетью по ногам, рукам, плечам и груди. Свободной же рукой она хватала его за волосы, дёргая с силой.

Дру дико расхохоталась, а затем, ускорив темп, с особым наслаждением принялась царапать грудь и живот своего нового раба, как она их иногда называла. Всё в ней бурлило и кипело, и хотелось кричать, что она и делала, попеременно кусая топорщащиеся соски Тома. Казалось, укуси она чуть сильнее, и из них брызнет кровь, такая сладкая и тягучая, которая своим ароматом всегда заводила дикую и необузданную дьяволицу внутри хрупкой женщины.

Подбираясь к вершине наслаждения она уже не могла сдерживаться, и с рыком кусала в кровь губы Риддла, царапалась, как дикая кошка, и смеялась словно сумасшедшая, пронзая всю комнату леденящими душу нотами.

Том чувствовал, что разрядка уже близка. Возбуждение то накатывало и становилось почти невыносимым, то чуть утихало. Друэлла добавляла масла в огонь: было больно, и от этого возбуждение становилось больше. Она явно пришла в неистовство, и это было очень здорово. Том любил своих партнеров в таком состоянии, сравнимом с трансом или гипнозом. И это была его заслуга в том числе, что придавало ему сил на дальнейшие подвиги.
Ещё мгновение, Том выгнулся дугой, насколько ему позволяли путы и вес Друэллы, а затем наступила разрядка. Том откинулся на кровать, и прикрыл глаза.

— Друэлла, — тихо сказал он.

— Заткнись, Риддл, не люблю болтать после секса, — огрызнулась Дру и слезла с партнёра, приглаживая растрепавшиеся волосы и палочкой развязывая его.

URL
Комментарии
2015-08-15 в 07:53 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Ну не женюсь, не женюсь. Я Лестрейнджа люблю


Cкачать Выборы - выборы - кандидаты бесплатно на pleer.com

2015-08-19 в 23:52 

Thomas Weiss
Каждый интеллигентный человек должен задаваться вопросами:"Кто я? Почему я такой дерзкий? С какого я района?"
Какая жесть))
*покраснел*

2015-08-19 в 23:52 

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
дядя Ваня, надеюсь не разочаровала. Давно вот эта зарисовочка в архивах отдыхала, теперь же вот в люди вышла.

URL
2015-08-20 в 08:58 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Druella Black (Rosier)
Не разочаровала.

2015-08-20 в 08:58 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Druella Black (Rosier)
Не разочаровала.

   

Мысли обо всём

главная