22:56 

Потерянные воспоминания

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
Это фанфик по моему любимому фэндому.
Так для затравки.
Он ещё не закончен, и будет заканчиваться не скоро, но в принципе каждая глава может считаться отдельным драбблом на заданную тему.
Приятного прочтения.

Название: Потерянные воспоминания
Автор: Druella Black (Rosier) (Ариста-тян)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
Основные персонажи: Рудольфус Лестрейндж, Игорь Каркаров, Рабастан Лестрейндж, Тед Тонкс, Гораций Слизнорт (Слагхорн), Беллатрикс Лестрейндж (Беллатриса Блэк), Артур Уизли, Молли Уизли, Гидеон Пруэтт, Фабиан Пруэтт
Пэйринг или персонажи: Артур Уизли/Молли Пруэтт, Игорь Каркаров/Молли Пруэтт, Гораций Слизнорт/Молли Пруэт, Рудольфус Лестрейндж/Молли Пруэтт, Тед Тонкс/Молли Пруэтт, Рабастан Лестрейндж/Молли Пруэтт, Фабиан Пруэтт/Молли Пруэтт/Гидеон Пруэтт, Беллатрикс Блэк/Молли Пруэтт
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Фэнтези, PWP, AU, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Изнасилование, Инцест, Твинцест, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Секс с использованием посторонних предметов
Описание:
Что если однажды, разбирая свои старые школьные вещи, которым уже больше тридцати лет, Молли Уизли находит россыпь пузырьков с серебристо-голубым наполнением? И вдруг это её потерянные воспоминания?
Примечания автора:
Я несколько поколдовала с возрастом героев, сделав Молли, Лестрейнджей, Беллу и Слизнорта чуть младше, а братьев Пруэтт и Теда Тонкса чуть старше.
И еще, да простят меня, Каркарова определила в Хогвартс на Слизерин. Скажем он по обмену из Дурмстранга.

Миссис Уизли носилась по дому, как горная лань, на которую, к слову, вовсе и не была похожа, и пыталась пыталась привести в порядок очередную комнату, которая могла бы понадобиться для гостей. Она каждый раз ругала себя за то, что была слишком мягкосердечной и всегда уступала любым просьбам своих домочадцев. Вот и в этот раз она повелась на уговоры Джинни, которая вознамерилась устроить свою свадьбу в "Норе". Нет, с одной стороны, женщина была этому несказанно рада, но с другой - пребывала в раздражении от того, что все заботы вновь лягут на её плечи. Так было с Биллом и Флёр, с Роном и Гермионой, Джорджем и Анджелиной. Вот теперь очередное повторение. Когда же этому настанет конец? Скольких детей еще женить осталось? Чарли и Перси - не так много и можно расслабиться и отойти на покой.

Но сейчас это было невозможным, нужно было чистить, убирать, расставлять мебель и прочее по местам. Кроме того - подбор платья, прически, цветов для единственной дочери сводили женщину с ума. Неужели и она когда-то была полна сил и неиссякаемой энергии? Нет, скорее всего такого никогда не было - она была степенной, скромной и зажатой, жила только лишь Артуром. Возвращаясь воспоминаниями в школьные годы, проведённые в гостиной Гриффиндора женщина видела лишь рыжую замухрышку, с которой мало кто общался из девчонок, а уж мальчишек она всегда обходила стороной. Как она с Артуром Уизли начала встречаться на шестом курсе было даже для неё загадкой, которую она не разгадала до сих пор. Почему он вдруг обратил на неё внимание? Почему не отпускал от себя до окончания Хогвартса? Почему сразу же потащил под венец, лишь получили документ об окончании школы? В итоге - у них необъятная семья, о которой она и мечтать не могла, но о которой грезил Артур.

Сейчас же, в очередной раз проносясь рыжим вихрем через кухню, Молли заметила, что по двору вышагивает Артур, глупо улыбаясь и ведя под руку какую-то высокую стройную брюнетку. Кто она - женщина не знала, но и познакомиться времени не было, ни секунды свободного времени у мамы огромного семейства. Наверняка, очередная практикантка, каких нынче министерство часто присылало в отдел её мужа. Махнув им рукой в знак приветствия и хватая в охапку стопку свежевыглаженного белья, миссис Уизли шустро понеслась по ступеням скрипучей лестницы. Пара пролётов - и она оказалась у дверей спальни любимой дочери.

— Джинни, детка, — постучала она и, не дожидаясь ответа, впорхнула в маленькую комнатку. — Вот бельё для твоих подруг. Будь так добра заправь им кровати сама, я совсем ничего не успеваю. Мне надо срочно взобраться на чердак и привести его в божеский вид, ведь в этот раз там будут Рон с Гермионой жить на время твоей свадьбы.

Женщина суетливо повертелась на месте, ища место, куда бы положить стопку белья, стремясь поскорее удалиться. Но рыжая девчонка, тряхнув длинными волосами, крепко ухватилась за неё и порывисто обняла. Теперь она была выше матери, и от осознания этого на глаза Молли навернулись слёзы. Перед собой она видела маленькую веснушчатую девчушку, бегающую по дому босыми ногами и сверкающая пятками. Слезы непрошено закапали на тонкую блузку Джиневры, которая ещё крепче прижала к себе матушку. И хотелось вот так вот стоять и никогда не расставаться. А ведь расстаться придётся, Джинни переедет к Гарри на площадь Гриммо и видеться они будут крайне редко. Точно так же пропали из дома Бил, Чарли, Джордж и Рон. Дом стремительно пустел и от этого становилось больно и тоскливо. Хотелось всё вернуть назад, чтобы снова округлый живот и ватага мальчишек, мельтешащая возле ног.

— Мам, я люблю тебя, ты же знаешь, - роняя слезинку, пробормотала сиплым голосом Джинни. — Мы все тебя любим. Всё будет хорошо, мы будем часто навещать вас с папой.

Миссис Уизли всплеснула руками и выудила из рукава цветастый носовой платок, приложила его к мокрым глазам. Она улыбнулась дочери, шмыгая носом и гладя ту по щеке. Говорить было трудно, но она знала, что её любимой маленькой девочке куда труднее, ведь она уходит из родного дома, где провела всю свою жизнь. Она теперь будет самостоятельной молодой женщиной, живущей для своего мужа в его доме. Нужно было её успокоить и наставить на путь истинный. Они же все такие оболтусы. Всё это её рыжее семейство, состоящее из лапочки дочки и шести сыночков. И не важно, что Фреда нет сейчас с ними, он навсегда останется в их сердцах. В её сердце, в сердце матери.

— Я знаю, милая, — Молли сжала тонкую ручку дочери и широко улыбнулась. — Ты успокойся, мы с отцом не пропадём.

— Мама... — выдохнула Джиневра.

— Ничего, привыкнешь. Не ты первая, не ты последняя. Поживёшь с мужем, освоишься и всё будет хорошо.

Поговорив с Джинни, миссис Уизли печально спустилась в кухню, отмечая, что муж её до сих пор общался с той самой брюнеткой, которая глупо хихикала над чем-то. Женщина подошла к ним в плотную и выжидающе посмотрела на Артура. Тот не сразу заметил подошедшую жену и сильно вздрогнул, когда та кашлянула, привлекая внимание к себе.

— А, Молли, — глупо улыбаясь и краснея, проговорил мистер Уизли. — Это Дороти Фердейндж. Она новый мой заместитель. Ты, надеюсь, не против, я пригласил её сегодня к нам на ужин.

Молли от удивления открыла рот, но так и не нашлась что сказать, поражённо хлопая глазами. Она была против конечно же, так как не собиралась принимать за своим столом какую-то незнакомку, которую она видела первый раз в жизни. Кроме того, эта фифа в открытую флиртовала с её мужем. И пусть Молли доверяла ему, но это было весьма неприятное зрелище, особенно когда он краснел и глупо улыбался, словно ему было не больше семнадцати.

— Сегодня приедут Рон с Гермионой и Билл с Флёр, — с нажимом произнесла миссис Уизли. — Не думаю, что сегодня подходящее время, дорогой.

В глазах её горел не добрый огонёк, и мистер Уизли сразу же стушевался, понимая, что она права, а он -переборщил. Он виновато улыбнулся своей коллеге, пожимая плечами. Та покраснела и тоже виновато улыбнулась. Молли не выдержала этих их переглядок, словно они были влюблённой парочкой. Она с шумом поставила большую корзину на стол и стала вытаскивать из неё яблоки, откладывая гнилые или битые в сторону. Артур отвлёкся от лицезрения румяных щёк Дороти и поднялся со своего места, показывая всем своим видом, что намерен проводить её. Когда те удалились, рыжая женщина раздраженно сжала кулаки и стрельнула в их сторону разъярённым взглядом. Ну, что надо этой молодой вертихвостке от её уже далеко не молодого мужа? Злость и ревность прилили к её щекам и Молли отодвинула от себя корзину с яблоками, которые совсем не нуждались в том, чтобы их разобрали, ведь она просто так схватилась за неё, чтобы выпроводить незваную гостью.

Теперь же, когда руки было не чем занять, миссис Уизли почувствовала, как все охватившие её эмоции начинают подчинять себе разум, от чего всю её начинало трясти. Глубоко вздохнув, она резко развернулась и вихрем унеслась вверх по лестнице, меньше всего она сейчас хотела встретиться с Артуром и разговаривать обо всём этом с ним. В конце концов, разве что-то сейчас произошло? Нет. Она сама накрутила себя? Да. Ну и где в этом разумное зерно? Нет, конечно. Поэтому Молли поднялась на чердак и закрылась там, рассчитывая побыть одной и заодно разобраться в вещах, чтобы было посвободнее.

Роясь в очередной коробке с каким-то хламом, вдруг к своим ногам миссис Уизли уронила небольшой, но достаточно объемный мешочек синего бархата, крепко перевязанный черной ленточкой, к которой была привязана бумажка. С интересом повертев мешочек в руках, женщина решила ознакомиться с содержимым. В нём лежало несколько небольших пузатых склянок, наполненных чем-то серебристо-голубым. Подумав немного, она открыла один из них и осторожно поднесла к носу, чтобы попытаться определить по запаху состав наполнения и узнать, что за зелье внутри. Но в нос её не попало абсолютно никакого аромата, что удивило и заинтересовало ещё сильнее. Тогда Молли развернула привязанную бумажку и прочла написанное на ней.

Молли Пруэтт 1967-1968. Воспоминания.

Женщина провела рукой по рыжим кудрям и нахмурилась. Она не помнила, чтобы собирала у себя воспоминания и прятала их. Это значило только одно, это сделал кто-то другой. Но зачем? И кому это вообще было нужно? А может это и не её воспоминания, а о ней. Миссис Уизли, бывшая Пруэтт, внимательнее вгляделась в выведенные черными чернилами слова. Почерк был знаком, но какой-то не совсем такой, каким она привыкла его видеть. Ясно было только одно, что она знала человека, сохранившего воспоминания о ней, либо её. Стало крайне интересно, что же такое там таилось. Нужно было найти омут памяти, чтобы заглянуть за завесу тайны.

Поразмыслив немного, сидя на мягких тюках с ненужными вещами, Молли вдруг встрепенулась. Необходимая ей вещь была у МакГонагал в Хогвартсе. Оставалось лишь связаться с ней и отправиться на ознакомление с содержимым этих маленьких дутых флакончиков.


Молли крепко держала Игоря за руку, спускаясь по лестнице. Не то чтобы она боялась упасть или чего подобного. Нет, она боялась, что откуда-нибудь выскочит какая-нибудь симпатичная девчонка и уведёт Игорька. Рыжий чёртик не мог этого позволить. У неё были большие планы на сегодняшний день.

Я просто должна забыться. Я имею право на удовольствия в конце концов. И плевать мне, что скажут люди вокруг. Плевать на всех! И даже на Артура... Ведь, если бы он был рядом, ничего бы не было. Я была бы с ним и никто меня бы не соблазнял... Хотя иногда так хочется, чтобы кто-нибудь соблазнил. Чтобы кто-нибудь сделал что-то такое, от чего просто мурашки по всему телу. О чём просто даже стыдно говорить... — подумала Молли и подтянула Игоря поближе к себе, а вслух промурлыкала:

— Милый, надеюсь, у тебя сегодня больше никаких планов нет? Я намерена сегодня занять всё твоё время... — Мол прильнула к нему всем телом и потерлась щекой о его щёку. В глазах её заплясали дьявольские огоньки. Мыслями девушка уже унеслась за пределы окружающего мира. В задумчивости она облизала свои пухлые губки и улыбнулась своим мыслям. Ей страстно захотелось ощутить на своих губах губы Игоря. — Игорёша, поцелуй меня поскорее, а то я уже начинаю скучать по тебе.

Молли пододвинула своё лицо навстречу Игорю и прикрыла глаза, тем не менее наблюдая за парнем. Внутри неё же уже роилось возбуждение. Она просто сгорала от желания окунуться в омут страстей. Казалось, ещё мгновение и земля уйдёт из под ног, познакомив с собой мягкую пятую точку. А что же сам Игорь?

Совесть у Каркарова была, точнее - иногда просыпалась. Когда он шёл с Молли в укромное место, то совесть эта самая проснулась и стала жрать изнутри. Звучало это, конечно, ужасно, но Игорь не обращал на неё никакого внимания. Ему, конечно, внушались моральные принципы и нормы, но вот сильно ли помогли эти принципы родителям, которые сидят в нищенской хибарке и получают гроши в министерстве? К тому же уж где его отучили от моральных норм, так это на Слизерине, здесь ему привили немного другие нормы, в которых он был как рыба в воде. Но вот что касается Алекто... Совесть вдруг проснулась, причём сильно, она начала нудить, что Каркаров — козёл, и что это — предательство, а он вяло отмахивался и говорил, что всё нормально, и он имеет право на это. Парень критически посмотрел на Молли.

Интересно, у неё тоже совесть проснулась? Или это только я такой одаренный? — Игорь отлично знал, что Молли, вообще-то, невеста Уизли, но парень, сказать по-честному, вызывал у него чувство брезгливости. Слишком он был, как бы это сказать, лоховат, так что неудивительно, что Молли пошла налево. Игорь даже мысленно пожалел девушку, что ей достался такой придурок.

Они наконец дошли до укромного местечка, откуда их видно не было. Игорь, на всякий случай, посмотрел по сторонам, всё-таки не хотелось, чтобы кто-то их увидел, как он тут со всякими обжимается. Зрителей не оказалось, и Игорь облегчённо вздохнул. Он обнял гриффиндорку за талию и впился в губы, руки его блуждали по её телу. Молли всецело отдалась поцелую, наслаждаясь сладостью и пьянящим ощущением в голове. По телу разлилось приятное тепло и захотелось застонать, но привлекать внимание к ним не хотелось — всё же мысли об Артуре и Алекто посещали её. Кому бы захотелось огрести, и уж тем более не в подобной ситуации.

Перестань думать! — одёрнула себя рыжик и закинула руки за шею Игорю. — Мысли прочь, иначе никакого интима не получится.

Запутываясь пальцами в волосах Каркарова, Мол сильнее впивалась в его губы. Внутри начинал пылать огонь, затрагивая струны, которые, звеня, лопались и снова натягивались. Девушка пустилась исследовать руками тело парня, продолжая языком танцевать безумный танец. Постепенно мысли напрочь покинули её голову, сделав марионеткой в руках любовника. Но Молли желала быть этой марионеткой, она хотела получить наслаждение, хотела отдаться Игорю без остатка. Пожалуй, он был единственным человеком, после Артура, который затрагивал не только тело, но и душу. И она, душа, сейчас пела, получая моральное удовлетворение. Стон сорвался с её губ и девушка прикрыла глаза. Ей не хотелось разрушить такое чудесное состояние холодным взглядом саркастических глаз Игоря.

Молли не надеялась, что Каркаров что-либо испытывал к ней, кроме влечения и похоти. Всё равно было неуютно от того, что ты просто кукла и никто больше. Впрочем, Мол и пошла на такие отношения с ним как раз из-за этого. Никаких обязательств, никаких чувств. Это может только помешать. И это никому не нужно.

Рыжий чёртик внутри Молли требовал продолжения, требовал не зацикливаться на одном месте. Поэтому девушка ещё сильнее прижалась к телу молодого человека и ухватилась за его плечи. Её округлая полная грудь мягко прижалась к его, и Игорь совсем отбросил любые сомнения. Сейчас его определённо ожидал отличный секс с пышногрудой, вспыльчивой и жаркой девице. Не зря, видать, он по обмену в Хогвартс приехал, тут таких развратных маленьких мисс было очень много. Хотя это множество его не интересовало, так как он больше был повёрнут на качестве, а Молли показывала фантастические успехи в плане разнузданного, ни к чему не обязывающего секса.

Каркаров толкнул девушку от себя, от чего та обиженно надула пухлые губки и сложила ручки на груди. Ну кто говорил, что руки женщины не могут возбудить? Эти плавные изгибы, маленькие гладкие пальчики с ровными не длинными ноготками. Хотелось подойти и каждый из них облизать, поглотив фаланги глубоко во влажный и страждущий рот. Молодой человек почувствовал, как горячее желание пламенем охватывает всего его, концентрируясь внизу живота, от чего плоть его сильно натянула брюки. Глубоко вздохнув и прищурив слегка глаза, Игорь неспешно двинулся к обидевшейся рыжей бестии, которая своим таким вот видом заводила лишь сильнее, чем своими нежными ласками и прикосновениями. Хотя, заметив лукавый взгляд в больших ярко-синих глазах, молодой человек усмехнулся, понимая, что девчонка не так проста.

Чертовка, — почти с наслаждением подумал студент по обмену, подходя вплотную и ощущая пряный аромат, щекочущий ноздри своей жгучесть. — Бесстыжая соблазнительница.

При приближении Игоря к ней, Молли отвела слегка плечи назад, расправляя их, от чего полная грудь поднялась ещё выше, натягивая тонкую ткань кофточки. Девушка трепетала от жадного взгляда, брошенного на неё молодым человеком, от чего нестерпимо захотелось прижаться оголённым бюстом к его шерстяному свитеру и потереться сосками. От мыслей об этом те самые сосочки затвердели и явственно обозначились под тканью. Медленным движением Пруэтт подняла одну руку и с замиранием отвела волосы за одно плечо, открывая взору парня молочно-белую кожу тонкой шеи.

Каркаров всё это видел, впитывая все движения, жесты и порывистые вздохи, наслаждаясь этим и расстягивая удовольствие. Когда же рыжая соблазнительница остановилась, замерев и глядя ему в глаза, он ухмыльнулся ей и потянулся к округлым плечам. От тянущего желания, почти болезненного, пришлось крепко сжать хрупкие плечи Молли и прикрыть глаза, приводя свои мысли в порядок. Неуловимым движением Игорь, наконец, поймал правую ладошку девушки и поднёс к своим губам, целуя и полизывая. Порывистый вздох и легкий стон, сорвались с губ Пруэтт, что подстегнуло юношу к дальнейшим действиям.

В то время, как левая его рука крепко сжимала запястье правой руки Молли, подняв её к лицу парня, вторая рука крепко стискивала ягодицу девушки, сминая и отпуская с заметной периодичностью. Рыжик закусила губу от наслаждения и от тепла, разливающегося по всему телу трепещущей, искрящейся волной. Затем стон всё же сорвался с губ, призывая не останавливаться и продолжать дарить наслаждение. И Игорь будто понял эту её немую просьбу, сильнее прижавшись к ладони пылким поцелуем, медленно пробираясь к маленьким пальчикам, о которых так мечтал. Вот и крохотный мизинчик, влекущий откусить, проглотить, сделать всё что угодно, лишь бы навсегда оставить его у себя. Язык прошёлся по нему, оставляя влажную ладошку, а правая рука так сильно стиснула упругую ягодицу Пруэтт, прижимая к восставшей плоти, спрятанной пока под брюками.

Протяжный тихий стон прозвучал Каркарову почти в самое ухо, от чего затрепетал и он сам, получая не меньшее удовольствие от посасывания таких сладких пальчиков. Но жар внизу живота пульсировал всё сильнее и хотелось большего, намного большего, того чего давала только эта гриффиндорская развратница, когда они каждый раз оставались наедине и так близко. Он сильно сжал запястье и куснул за фалангу с ноготком. Молли запрокинула голову, открывая его взору пульсирующую венку на белоснежной шее. И как она только могла быть такой невинной на вид, такой нежной и такой развратной и горячей одновременно. Её хотелось в один миг нежно обнять и целовать каждый миллиметр превосходного тела с пышными формами. А потом хотелось заломить руки за спину и с силой отодрать, как подзаборную шлюху. И ведь ей бы оба раза понравились, Каркаров знал это наверняка, потому как хорошо изучил её за несколько месяцев жарких встреч и бешеного секса.

Губы парня со всей страстью обхватили рот девушки и вместе с языком пустились его исследовать, даря удовольствие, сладкой волной разливающееся по телу Молли. Она с жаром ответила ему, вплетая свой язык в безумный танец, не подвластный объяснению. Девушка обвила руками шею парня, впутывая свои пальцы ему в волосы, зарываясь в их шелковистости. Сколько времени прошло они не знали, время для них остановило свой бег, вырвав из реальности и поместив в блаженный омут всепоглощающей страсти. Они с радостью упали в него, предаваясь разврату, отдаваясь похоти и вожделению.

Каркаров подхватил невысокую Молли, которая доходила ему едва ли до плеча, под коленки и побудил обхватить его за талию ногами. Она повиновалась всё так же страстно целуя своего любовника, в то время как его руки нетерпеливо расправлялись с мелкими пуговками на кофточке. Секунда, пять, десять и ненужная ткань летит прочь, предоставляя взору слизеринца белоснежные, пышущие жаром округлости. Касание рук, касание губ и парень заставляет Молли кричать от удовольствия, совсем не беспокоясь, что их кто-нибудь может услышать и увидеть. Сейчас перед ним были лишь эти розовые горошинки сосков, что торчали маленькими пиками.

Утопая в блаженстве, гриффиндорка всё-таки смогла совладать со своими руками и потянулась к бархатной коже Игоря, которая виднелась в вырезе рубашки. Запустив пальчики внутрь, она царапнула его, чем вызвала возбуждённый, полный похоти и страсти рык. Это нравилось и ей, поэтому Молли рванула рубашку, осыпав землю пуговицами и крепче впилась небольшими ноготками в кожу, пробуждая стон вместе с шипением, которые заводили, разливая жар, пульсируя внизу живота, словно крича: "Быстрее, возьми меня!".

— Игорь, — порывисто простонала Мол, — Я больше не могу...

Каркаров лишь ухмыльнулся и запустил одну руку девушке в трусики, которые так взмокли, что казалось она побывала в озере, никак не меньше. Вторая же его рука так и осталась ласкать мягкую грудь, то сжимая, то рисуя на ней узоры. Пальцы слизеринца добрались до трепещущих складок юного тела гриффиндорки и принялись перебирать их, приводя последнюю в восторг. Она стонала, молила, но он не останавливался, целуя и кусая припухшие губа, стискивая податливую плоть и погружая один из пальцев всё глубже в лоно.

— Аааа... молю... — простонала прямо в пылкий рот любовника Молли и окорябала ему плечи, чувствуя как тонкая струна внутри неё натянулась и зазвенела, разнося по всему телу болезненное наслаждение, которое, тем не менее, не удовлетворяло, а лишь доводило до исступления своей дрожью.

Наконец Игорь рывком ворвался в тело гриффиндорки, от чего та пронзительно закричала, страстно прижимая его к себе ногами. Стоны, рык и звуки соприкасающихся с усилием тел разнеслись по небольшому закутку под трибунами, но парень и девушка были настолько поглощены друг другом, что замечали лишь только стук сердец, бьющихся вместе, лишь взгляды, полные безграничной страсти. Они существовали сейчас одни на свете, отдавая себя без остатка.


Едва стоя на ногах, Молли продолжала движение вверх по лестнице. Выпитое вино, а именно огневиски, не давало ей более уверенно держаться на ногах. В голове шумело и кружилось. Честно говоря, Молли всегда нравилось такое состояние. Ещё и тем, что потом можно было притвориться, что ничего не помнишь. Практически никакой ответственности. Молли подняла глаза и посмотрела вверх. От этого она потеряла равновесие и полетела бы вниз по той же винтовой лестнице, если бы позади неё не шёл Рабастан. Именно с ним сегодня пила Мол. Девушка обвила руками его шею и неуверенно посмотрела последнему в лицо.

— Прости... Я такая неуклюжая, — заплетающимся голосом пролепетала девушка, тряхнув рыжими кудрями и закусив губу.

Ощущая тепло тела молодого человека, Молли забыла даже зачем они потащились на крышу замка. По телу пробежалась дрожь, а губы приоткрылись в безмолвном призыве. Рыжик и не пыталась даже отстраниться, хотя в голову всё же закралась одна неприятная мысль. Что если Лестрейндж откажет ей? Что если его остановит мысль об Артуре? Но уж ему то какая разница... В конце концов, он не соблазнял её, это она сама, можно сказать, бросилась на шею к нему. Молли ещё чуть ближе придвинулась, вплотную прислоняясь к сильной груди. Пальцами одной руки она зарылась в волосы Рабастана, а другой прошлась по его спине. Совершенно не осознано она подняла руку и провела по губам молодого человека. Ей страстно хотелось прижаться к ним, но нужно было соблюдать хоть какие-то приличия. Хотя, плевать на приличия! Молли приподнялась на цыпочки прильнула к губам парня.

Огневиски отдавало в голове молодого человека, от чего его немного шатало. Рабастан был относительно трезв, по крайне мере трезвее рыжей пылкой девушки, с которой они провели весь вечер, употребив запредельное количество спиртного и, зачем-то, отправившись на крышу замка, и которая была очень пьяна, или делала вид, что ей алкоголь сильнее ударил в голову.

Боже... какие формы... интересно, она специально носит такую обтягивающую одежду? — подумал Лестрейндж, поднимаясь следом за девушкой по ступеням. По телу молодого слизеринца пронеслась волна тепла, отдаваясь в голову и чуть ниже живота. Юноше нравилась эта девушка, но он не был слишком уж близко с ней знаком. Собственно, подобраться к ней было весьма проблематично, так как этому препятствовал Артур - парень Молли. Сегодня же, эта парочка поссорилась. Удачно, так скажем, и во время, как раз в эти дни Рабастан был необычайно свободен, даже почти одинок.

В этот вечер Рабастану было так тоскливо, что он решил отправиться в Хогсмид за выпивкой. Возвращаясь обратно с несколькими бутылями огневиски, парень заприметил Молли, сидящую на подоконнике, в весьма расстроенных чувствах. По её внешнему виду сразу стало понятно, что-то произошло. Нет, слёз не было, но нахмуренные брови и покусывания пухлых губ, к которым Лестрейнджу кстати очень хотелось прикоснуться, говорили сами за себя. Воспитания Рабастана не позволило ему пройти мимо, а подойдя, у них завязался разговор, который перерос в совместно проведённый вечер с огневиски. Ближе к полуночи им взбрело пойти на крышу.

Слизеринец увидел, как идущая перед ним Молли потеряла равновесие и начала падать, прервав свой полёт объятьями у него на шее. Юноша ощутил тонкий аромат какого-то пряного мыла, почувствовал тепло, исходящее от рыжей девушки. Она была так прекрасна, что желание громкими ударами сердца застучало в висках молодого человека.

На слова упавшей девушки он даже не успел ничего ответить, хотя собирался сделать изысканный комплимент. Молли прижалась к нему своей упругой грудью, глаза её заговорчески блеснули, и её теплые, нежные губы слились в поцелуе с губами страстного слизеринца, который одной рукой крепко обнял талию девушки, а второй скользнул чуть ниже спины.

Да она же меня соблазняет... — только и успел подумать Рабастан, прежде чем подхватил девушку под колени, которые она скрестила у него за спиной, и начал покрывать поцелуями каждый сантиметр идеальной шеи, спускаясь все ниже. Он отвечал на поцелуй Молли, всё сильнее заводя девушку. Голова пошла кругом, дополняя хмельное состояние после огневиски. Девушка обхватила ногами талию парня, поддаваясь его телодвижениям. Чувствуя сильные руки Лестрейнджа на своём теле, Молли чуть не застонала от удовольствия, запрокидывая голову, и ощущая жадные и страстные поцелуи на своей шее. Девушка прикрыла глаза и мысленно замурлыкала, а затем накинулась на парня с поцелуями. Она обхватила его лицо руками и впилась в его губы. До чего же они были сладкие и податливые. Молли слегка куснула его за губу и заигрывающе улыбнулась, отрываясь от Рабастана.

Теперь-то гораздо лучше... Похоже мы нашли общий язык. И как же это у нас хорошо получается. Раб просто сводит меня с ума. — подумала Пруэтт, прикрывая на мгновение глаза и пробуя тягучее желание на вкус.

— Идем. Здесь не вполне удобно... — сказала Молли, вставая на ступени. Она поправила свои волосы, которые и без того были в беспорядке, а сейчас совсем стали всклокоченными. Девушка взяла Лестрейнджа за руку и повела вверх по винтовой лестнице, ещё раз убеждаясь, что узкий проем ступеней не место для сладострастных встреч. Хотя Молли была уже не против продолжить. Сейчас она намерена была отлично закончить вечер, который был просто великолепно начат.

Видно было нетерпение, с которым Молли бежала вверх по ступеням, сейчас она была похожа на дикого зверя, которому показали добычу и начинают её прятать. По правде сказать, Лестрейнджу и самому не терпелось доставить удовольствие этой рыжей развратнице, но он знал — не стоит торопиться, нужно уметь растягивать удовольствие.

Выйдя на крышу Мол почувствовала дуновение ветра на своих пылающих щеках. Она посмотрела вокруг, отмечая красоту мест. Да, она ещё ни разу не занималась этим на крыше. На свежем воздухе да, но не на крыше. Это её ещё больше возбудило и она резко повернулась к молодому человеку.

— Тебе не кажется, что здесь гораздо просторней и... — Молли легко прикоснулась к губам парня и пальчиком провела по его груди. Медленно она начала расстёгивать пуговицы его рубашки, не забывая прикасаться к груди своими разгорячёнными губами. Молли увлекала одна только мысль, что можно получить несказанное удовольствие только от того, что даришь оное другому человеку. Посему она продолжала покрывать сильную грудь одного из братьев Лестрейндж поцелуями, оставляя жаркие, пламенные следы. И только она хотела сорвать с его плеч эту никому не нужную рубашку, как Рабастан остановил ее.

Рабастан уткнулся взглядом в небо, его головокружение от алкоголя увеличилось в сотню раз, по телу горячими потоками, бурной рекой разливалось блаженное тепло. От жара и жгучего желания в брюках стало тесно.

— Ну уж нет, ты так легко не отделаешься... — сказал слизеринец и, выпрямив девушку, посмотрел ей в глаза, в которых отчётливо читалось всепоглощающее желание и стремительное нетерпение. Юноша уже второй раз за вечер начал покрывать её шею поцелуями, одновременно расстёгивая блузку, спускаясь всё ниже и ниже, лаская языком и губами всё на своём пути.

Это ужасно понравилось рыжику, и она тут же подалась Рабастану навстречу, ощущая его губы на своей шее. Ах, как она истосковалась по ласкам. И как же она страстно хотела сейчас именно этого слизеринца. От наслаждения Молли запрокинула голову и отдалась во власть этого горячего и настырного парня.

— Мммм... Ах! — Молли уже не могла сдерживаться и обхватила руками голову Лестрейнджа. Пальцы её впились ему в волосы и потащили вверх. Губы Мол нащупали губы парня и впились в них. Язык проник внутрь и заплясал в безумном танце. Всё кругом перестало существовать, вертясь в потоке страстей. Тело девушки податливо прильнуло к парню и задрожало. Казалось, что внутри натягиваются и дрожат тончайшие струны.

Оторвавшись, наконец, от губ парня, чтобы вдохнуть глоток воздуха, Молли заглянула ему в лицо. Он был на удивление спокоен, хотя в глазах определённо читались желание... и похоть. Но в данный момент девушку это устраивало. Ей не нужны были ни какие обязательства. Ей не нужны были ничего не значащие слова. Не нужны были отношения и признания. Для всего этого у неё был Артур. А для всего остального, пошлого и развратного, нужны были остальные парни. Нет, Мол не была шлюхой, но иногда позволяла себе расслабиться в компании того или иного молодого человека. Вот и сейчас она расслаблялась на полную катушку. И этому ещё способствовало выпитое вино.

Облизнув губы, Молли пробежалась пальцами по груди Рабастана, ещё раз и скинула с него рубашку и этими же шаловливыми пальчиками ухватилась за ремень, улыбаясь. В своей улыбке девушка передала всю свою необузданную похоть, все свои пошлые мыслишки. Да, она хотела этого парня. Хотела прямо здесь и сейчас. С неистовым рвением Молли расстегнула таки ремень Лестрейнджа и снова на него взглянула. Да, он тоже страстно желал её. Мол видела это по его лицу, по его улыбке, промелькнувшей в уголках губ. Что ж пожалуй сегодняшний день можно было назвать интересным и полным неожиданностей. Во-первых девушка никак не ожидала, что сегодня напьётся. Во-вторых уж точно не предполагала, что проведёт эту ночь с Рабастаном Лестрейнджем.

Парень тем временем не замедлил взяться за раздевание Молли, которая с жаром отвечала на все его действия. В холоде ночи чувствовалось, как от их тел веет жаром. Казалось, что воздух прогревался с неимоверной скоростью. И, если так и дальше пойдёт, то можно будет опалить порхающих мотыльков. Подхватив рыжика, слизеринец прижал её к своей груди, пальцами впиваясь в нежную плоть ягодиц. Мол не преминула покрепче обвить его ногами. Они стали пятиться, и девушке пришлось скинуть ноги и передвигаться самой, так как перспектива свалиться с крыши её вовсе не радовала. Но они уперлись в стену, которая показалась Молли обжигающе холодной. Возможно потому, что тело её было разгорячённым, желающим ласк. Из уст её вырвался стон, разнесшийся по окрестностям замка легким протяжным эхом. Да, сегодня эти окрестности могут содрогнуться от стонов и криков. От одной этой мысли по телу девушки прошла жаркая волна наслаждения, и она прикрыла глаза. И это оказалось как раз вовремя, так как в тот же момент рука Рабастана опустилась на её пылающее лоно. Брызги наслаждения переходили в своеобразную мучительную боль. Девушка не смогла сдержать стона, который получился громче прежнего. Молли вцепилась пальцами в плечи молодого человека и распахнула глаза, в которых пылал огонь возбуждения. Она подалась вперёд и впилась в губы парня. На этот раз поцелуй был страстным, порывистым, сопровождаемый покусыванием губ. Он словно был криком, зовом плоти.

Лестрейндж зарычал, ещё крепче сжимая тело девушки в своих руках. Одним движением он сорвал с рыжика трусики и швырнул их подальше прочь. В голове Молли мельком пронеслась мысль, что скорее всего те полетели вниз и утром станут достоянием публики. Но ей было плевать, в конце концов, кто знает, чьи они. Своими шаловливыми ручками Мол пробралась под брюки парня и ухватилась за его член, который затвердел и восстал настолько, что ему тесно было уже внутри. Лукаво улыбнувшись, Пруэтт выпустила его на свободу, обхватившись за основание одной рукой и начиная делать поступательные движения. Рабастан глотнул воздуха и пылающим взглядом уставился в раскрасневшееся лицо гриффиндорки. Ухмыльнувшись, он толкнулся пальцами в её лоно и задвигался в нем, погружаясь всё глубже, большим пальцем поглаживая набухший бугорок истекающей плоти.

Молли сдавлено застонала, крепче сжимая фаллос и резче двигая тонкими пальцами, в такт толчкам Рабастана. Ещё несколько мгновений, и всё взорвалось феерией ослепительных лучей, погружая тело в мелкую дрожь и сладостную истому. Но Лестрейндж не желал вот так закончить эту страстную ночь на крыше. Он рывком приподнял тело девушки и вошёл в неё, пробуждая новые ощущения. Девушка томно застонала и вцепилась в плечи парня, оказавшись приподнятой над землёй, в тот же момент обхватывая его за талию ногами. Лестрейндж впился пальцами в ягодицы рыжика, оставляя на них синяки, и стал резко и быстро насаживать её на себя. Молли почувствовала, как возбуждение и наслаждение стремительно накрывали её очередной волной, распаляя воздух вокруг. Толчок, ещё толчок и яростный рык разнёсся над замком, оповещая о взрыве внутри девичьего тела и излиянии горячей спермы парня.

Несколько минут круговорот пляшущих огней не отпускал Молли, как не отпускал из объятий и молодой человек, прижавшийся влажным лбом к плечу девушки. Их разгоряченные тела обдувало прохладным ветерком и освещало первыми нерешительными лучами солнца — занимался рассвет.

продолжение следует...

URL
Комментарии
2015-04-29 в 16:32 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Почему он вдруг обратил на неё внимание? Почему не отпускал от себя до окончания Хогвартса? Почему сразу же потащил под венец, лишь получили документ об окончании школы?
Я заинтригован.

Махнув им рукой в знак приветствия и хватая в охапку стопку свежевыглаженного белья
Свежевыстиранные труселя - непременный атрибут магуйской свадьбы.

Медленным движением Пруэтт подняла одну руку и с замиранием отвела волосы за одно плечо
Подмышки бритые?

вторая рука крепко стискивала ягодицу девушки, сминая и отпуская с заметной периодичностью
Страсть страстью, а тренировка с эспандером по расписанию.

Протяжный тихий стон прозвучал Каркарову почти в самое ухо
Недолёт!

Губы парня со всей страстью обхватили рот девушки и вместе с языком пустились его исследовать
Остальное лицо тем временем отправилось спать.

добрались до трепещущих складок юного тела гриффиндорки и принялись перебирать их
Я вообразил себе это наглядно. Сделайте меня развообразить это.

Да она же меня соблазняет... — только и успел подумать Рабастан, прежде чем подхватил девушку под колени, которые она скрестила у него за спиной,
Феноменальная сообразительность.

2015-04-29 в 17:00 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Г. Поттер и Р. Хагрид задумчиво пялились на закипающий чайник. Хагрид, как всегда, курил трубку, Поттер, как всегда, жевал сопли.
- Сегодня в лес не ходи, - внезапно заявил Хагрид.
Поттер, который с хождениями в лес завязал после того, как набрал тех, неправильных грибов, и уж точно не собирался идти туда именно сегодня, поинтересовался:
- Чего вдруг?
Хагрид смачно пыхнул и сообщил:
- Там сегодня шумно. Крики доносятся: "Экспа! Лут!", - и такое, знаешь, хрясь-хрясь характерное. Из чего я заключаю, что в лесу сегодня эти. Герои.
Поттер сглотнул недожеванную соплюи спросил:
- Чем тебе плохи герои? Герои - это же здорово. Это по-нашему, по-гриффиндорски.
Чайник вскипел. Хагрид, покрепче закусив трубку, принялся возиться с заваркой.
- Кому здорово, а кому и не очень, - сообщил Хагрид, высыпая в заварочник содержимое бумажного пакета со слоником.
- Хотя, если дашь им квест и предложишь пару монет в награду, то все обойдется, - сказал Хагрид, заливая заварочник кипятком.
- Скажем, поручишь им убить десяток твоих сокурсников. Придумаешь какую-нибудь душераздирающую историю - ну там, списывать не давали или жестоко над тобой издевались.
Хагрид накрыл заварочник пестрой матерчатой бабой, посмотрел на него удовлетворенно и добавил:
- Хотя можешь не стараться особо, они все равно тексты квестов не читают.

Г. Поттер и Р. Хагрид задумчиво пялились на мощные прелести пестрой матерчатой бабы, оседлавшей заварочник.
- Слушай, - вдруг нарушил молчание Поттер. - А обязательно именно сокурсников? Если я им дам квест на десяток слизеринцев, а в награду предложу координаты заначки Снейпа - прокатит, как ты полагаешь?
- Прокатит. Непременно прокатит, - авторитетно заявил Хагрид, пыхая трубкой.
Поттер молча принялся наматывать портянки.

2015-04-30 в 00:05 

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
Даже не предполагала, что это так смешно)))) смеялась до упаду)))
Ну и слог... обхохочешься... а вроде пять лет назад казалось весьма ничего)))
надо совершенствоваться))) хах

URL
2015-04-30 в 08:14 

дядя Ваня
Я свободный художник, уберите санитаров!
Тем не менее, это вполне можно читать, и мне уже интересно, как оно дальше пойдет и чем закончится, поскольку ружей по стенам развешан целый арсенал.

2015-05-02 в 23:27 

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
Раз так, то будем и дальше работать. Надо переписать из блокнота в эл. вид и выложить.

URL
2015-05-08 в 00:00 

Thomas Weiss
Каждый интеллигентный человек должен задаваться вопросами:"Кто я? Почему я такой дерзкий? С какого я района?"
А как я люблю пейринг Молли/Каркарова) Он жи канон!

2015-05-22 в 18:19 

Druella Black (Rosier)
lady.liga@yandex.ru
Thomas Weiss, моя любимая пара)))))

URL
   

Мысли обо всём

главная